БЕЗЛИКИЕ
Анастасия Гусева
БЕЗЛИКИЕ
Анастасия Гусева
Лучшая реклама — та, что не выглядит как реклама. На сегодняшний момент такое явление как Influencer Marketing набирает всё большие обороты. Не удивляет и тот факт, что рано или поздно то, что быстро стало популярным, теряет свой успех. Однако акулы маркетинга выкручиваются как могут. В широком смысле Influencer Marketing — продвижение бренда через авторитет конкретного человека или персонажа, которого знают и любят в первую очередь. Проще говоря, это маркетинг влияния.
Лучшая реклама — та, что не выглядит как реклама. На сегодняшний момент такое явление как Influencer Marketing набирает всё большие обороты. Не удивляет и тот факт, что рано или поздно то, что быстро стало популярным, теряет свой успех. Однако акулы маркетинга выкручиваются как могут. В широком смысле Influencer Marketing — продвижение бренда через авторитет конкретного человека или персонажа, которого знают и любят в первую очередь. Проще говоря, это маркетинг влияния.
К примеру, 7 лет назад Кьяра Ферраньи не получила степень юриста.
Теперь она живёт в особняке в Лос-Анджелесе, обладает состоянием в 12 млн долларов и она — официальное лицо Gucci и Louis Vuitton. Кьяре повезло стать «инфлюэнсером» — блогером, сумевшим правильно монетизировать свою аудиторию. В России такое явление развито меньше, чем тот же влогинг. В нашей стране стать «инфлюэнсером» без карьеры практически невозможно. Однако, всё зависит от целевой аудитории.
К примеру, 7 лет назад Кьяра Ферраньи не получила степень юриста.
Теперь она живёт в особняке в Лос-Анджелесе, обладает состоянием в 12 млн долларов и она — официальное лицо Gucci и Louis Vuitton. Кьяре повезло стать «инфлюэнсером» — блогером, сумевшим правильно монетизировать свою аудиторию. В России такое явление развито меньше, чем тот же влогинг. В нашей стране стать «инфлюэнсером» без карьеры практически невозможно. Однако, всё зависит от целевой аудитории.
Чтобы такой маркетинг был успешным, его нужно уметь применять. Когда видишь посты знаменитостей в социальной сети, где они практически ненавязчиво рекламируют тот или иной бренд, сразу понимаешь, что это реклама. Но технологии и фантазия людей не стоят на месте, и на смену так приевшимся потребителям звёзд приходят «цифровые инфлюэнсеры». Робот София стала первым геноидом (разновидность андроида, имеющего женскую внешность – прим. ред.), который получил гражданство, собакоподобные роботы Boston Dynamics научились открывать друг перед другом двери, а искусственный интеллект расшифровывает неизвестный человечеству язык Манускрипта Войнича, который на протяжении десятилетий был загадкой для учёных. Невольно вспоминаешь возгласы про то, что машины скоро поработят людей. Но, если такие прорывы в области технологии ещё не касаются непосредственно тебя, это не значит, что ты с этим не сталкивался.
Чтобы такой маркетинг был успешным, его нужно уметь применять. Когда видишь посты знаменитостей в социальной сети, где они практически ненавязчиво рекламируют тот или иной бренд, сразу понимаешь, что это реклама. Но технологии и фантазия людей не стоят на месте, и на смену так приевшимся потребителям звёзд приходят «цифровые инфлюэнсеры». Робот София стала первым геноидом (разновидность андроида, имеющего женскую внешность – прим. ред.), который получил гражданство, собакоподобные роботы Boston Dynamics научились открывать друг перед другом двери, а искусственный интеллект расшифровывает неизвестный человечеству язык Манускрипта Войнича, который на протяжении десятилетий был загадкой для учёных. Невольно вспоминаешь возгласы про то, что машины скоро поработят людей. Но, если такие прорывы в области технологии ещё не касаются непосредственно тебя, это не значит, что ты с этим не сталкивался.
В начале февраля Пэт Макграт, одна из самых известных визажисток, приоткрыла завесу рабочей тайны и назвала своей музой девушку из Лос-Анджелеса — Микуэлу Саусу.
Для никому не известной инстаграм-блогерши — неплохой карьерный взлёт, но незадолго до «выхода в свет» Микуэла призналась: она модель, созданная с помощью компьютерной графики. Красивая, яркая, весёлая. Но ненастоящая.
В начале февраля Пэт Макграт, одна из самых известных визажисток, приоткрыла завесу рабочей тайны и назвала своей музой девушку из Лос-Анджелеса — Микуэлу Саусу.
Для никому не известной инстаграм-блогерши — неплохой карьерный взлёт, но незадолго до «выхода в свет» Микуэла призналась: она модель, созданная с помощью компьютерной графики. Красивая, яркая, весёлая. Но ненастоящая.
Но Микуэла не единственная, кто получила неожиданную популярность.
Новым лицом Fenty Beauty стала Шуду Грэм — первая в мире цифровая модель.
Поправка: просто модель, возможно, и не первая, а вот получившая мгновенную популярность — да. Она ведёт свою страничку с апреля прошлого года, снимается для обложек журналов, брендов одежды и косметики. Её создателем стал фотограф Кэмерон-Джеймс Уилсон. После появления Шуду начались споры о том, заменят ли такие модели настоящих. Уилсон поспешил успокоить неравнодушных, сказав, что такие цифровые персонажи создаются для того, чтобы дополнить реальных.
Но Микуэла не единственная, кто получила неожиданную популярность.
Новым лицом Fenty Beauty стала Шуду Грэм — первая в мире цифровая модель.
Поправка: просто модель, возможно, и не первая, а вот получившая мгновенную популярность — да. Она ведёт свою страничку с апреля прошлого года, снимается для обложек журналов, брендов одежды и косметики. Её создателем стал фотограф Кэмерон-Джеймс Уилсон. После появления Шуду начались споры о том, заменят ли такие модели настоящих. Уилсон поспешил успокоить неравнодушных, сказав, что такие цифровые персонажи создаются для того, чтобы дополнить реальных.
Вроде как картина прекрасна: девушкам в модельных агентствах не нужно будет изнурять себя постоянными съёмками, да ещё и выглядеть при этом всегда на «отлично» по параметрам. Но несмотря на то, что само явление необычное даже по меркам современных технологий, проблема от него давно известная — объективизация, стандарты красоты и полная идеализация. Можно выделить 2 весомых аргумента почему такие персонажи опасны.

Вроде как картина прекрасна: девушкам в модельных агентствах не нужно будет изнурять себя постоянными съёмками, да ещё и выглядеть при этом всегда на «отлично» по параметрам. Но несмотря на то, что само явление необычное даже по меркам современных технологий, проблема от него давно известная — объективизация, стандарты красоты и полная идеализация. Можно выделить 2 весомых аргумента почему такие персонажи опасны.

Микуэла и Шуду — воплощение идеальных «инстаграм-инфлюэнсеров«». У них как раз та внешность, к которой стремится большинство девушек. Несмотря на то, что оба робота ненастоящие, их считают медийным идеалом, к которому и пытаются приблизиться. Любая компания может создать своего цифрового «инфлюэнсера», совершенную картинку, к которой будет пытаться приблизиться аудитория. И приблизиться за счёт тех продуктов, которые она предлагает, будь то бренд одежды или косметики. Не зря Микуэлю клеймят инфлюэнсером: влиятельная блогерша не только оказывает эффект на чувство прекрасного своих подписчиков, но и заставляет покупать.
Микуэла и Шуду — воплощение идеальных «инстаграм-инфлюэнсеров«». У них как раз та внешность, к которой стремится большинство девушек. Несмотря на то, что оба робота ненастоящие, их считают медийным идеалом, к которому и пытаются приблизиться. Любая компания может создать своего цифрового «инфлюэнсера», совершенную картинку, к которой будет пытаться приблизиться аудитория. И приблизиться за счёт тех продуктов, которые она предлагает, будь то бренд одежды или косметики. Не зря Микуэлю клеймят инфлюэнсером: влиятельная блогерша не только оказывает эффект на чувство прекрасного своих подписчиков, но и заставляет покупать.
В психологии существует понятие «зловещей долины». Робот или геноид, как Микела и Шуду, могут вызвать не только восторг и желание быть на них похожими, но и страх. Когда у андроида, каким бы красивым и схожим с настоящим человеком он ни был, есть небольшие отличия с реальностью, это бросается в глаза и вызывает дискомфорт. С чем такая реакция связана — непонятно до сих пор. Возможно, подсознание подсказывает нам, что нас пытаются обмануть, а может фильмы-катастрофы с участием живых машин наводят такой ужас.
В психологии существует понятие «зловещей долины». Робот или геноид, как Микела и Шуду, могут вызвать не только восторг и желание быть на них похожими, но и страх. Когда у андроида, каким бы красивым и схожим с настоящим человеком он ни был, есть небольшие отличия с реальностью, это бросается в глаза и вызывает дискомфорт. С чем такая реакция связана — непонятно до сих пор. Возможно, подсознание подсказывает нам, что нас пытаются обмануть, а может фильмы-катастрофы с участием живых машин наводят такой ужас.

Споры и острые недовольства вызваны новизной явления.
В ближайшее время Кардашьянов никакие цифровые модели, конечно, не заменят. Но эти же непривычные «инфлюэнсеры» начинают позиционировать себя как настоящие личности, порой привлекая аудиторию «своим» мнением. Микуэла в интервью для The Business of Fashion выражает взгляды и приверженность борьбе с несправедливостью, высказываясь за права меньшинств, да и вообще предстаёт активисткой. Похоже это, правда, на следование модных ныне движений и убеждений, чем на субъективное мнение.
Среди небольшого количества таких цифровых «инфлюэнсеров» есть и такие, чьё существование даёт надежду на дружелюбный симбиоз человека и технологий. Сая появилась в 2015 году и стала одной из первых виртуальных персонажей, так тесно взаимодействующих с реальными людьми. Девушке 17 лет, а её личность соответствует типичному японскому подростку. Несмотря на простоту образа, Сая — проект, направленный на оказание эмоциональной поддержки. Изначально девушка играла эпизодическую роль в короткометражном фильме, но милая, соответствующая японскому «каваи» героиня так понравилась зрителям, что авторы решили развивать разработку Саи. Пока проект дополняется и доводится до идеального состояния. Несмотря на это, уже появились опасения, что такая милая внешность девушки заставит обращающихся к ней комплексовать и чувствовать, что они недостаточно хороши. Создатели заверяют, что такого не случится, ведь Сая — собирательный образ японских девушек, которых можно легко встретить на улице. У неё такая же россыпь родинок на лице и нет острых модельных скул.
Среди небольшого количества таких цифровых «инфлюэнсеров» есть и такие, чьё существование даёт надежду на дружелюбный симбиоз человека и технологий. Сая появилась в 2015 году и стала одной из первых виртуальных персонажей, так тесно взаимодействующих с реальными людьми. Девушке 17 лет, а её личность соответствует типичному японскому подростку. Несмотря на простоту образа, Сая — проект, направленный на оказание эмоциональной поддержки. Изначально девушка играла эпизодическую роль в короткометражном фильме, но милая, соответствующая японскому «каваи» героиня так понравилась зрителям, что авторы решили развивать разработку Саи. Пока проект дополняется и доводится до идеального состояния. Несмотря на это, уже появились опасения, что такая милая внешность девушки заставит обращающихся к ней комплексовать и чувствовать, что они недостаточно хороши. Создатели заверяют, что такого не случится, ведь Сая — собирательный образ японских девушек, которых можно легко встретить на улице. У неё такая же россыпь родинок на лице и нет острых модельных скул.
Несмотря на век, в котором все борются за равноправие и свободу, мы не замечаем, как подливаем масло в огонь. Здесь хочется вспомнить слова «хотели, как лучше, а получилось как всегда». Точно сказать, чем закончится такое появление виртуальных «инфлюэнсеров» нельзя. Мнения разделились, и кто-то предвещает восстание машин, а кто-то видит в этом удобство и облегчение жизни. Сейчас мы можем только следить за ростом и развитием этого явления и пытаться предугадать, что из этого сформируется.
Несмотря на век, в котором все борются за равноправие и свободу, мы не замечаем, как подливаем масло в огонь. Здесь хочется вспомнить слова «хотели, как лучше, а получилось как всегда». Точно сказать, чем закончится такое появление виртуальных «инфлюэнсеров» нельзя. Мнения разделились, и кто-то предвещает восстание машин, а кто-то видит в этом удобство и облегчение жизни. Сейчас мы можем только следить за ростом и развитием этого явления и пытаться предугадать, что из этого сформируется.
Made on
Tilda