БЕЗ ПАНИКИ
Виктория Едемская
БЕЗ ПАНИКИ
Виктория Едемская
Порой кажется, что паническая атака – это просто состояние человека, при котором он расстроен или хочет привлечь внимание. На самом деле, это необъяснимый и мучительный приступ тяжёлой тревоги. Он сопровождается страхом, иногда и в сочетании с физической болью. Всё куда серьёзнее, чем кажется на первый взгляд. Как помочь близкому человеку, если его постиг этот недуг? Чего ждать и как справляться с этой проблемой, если сам попал в такую ситуацию?
Порой кажется, что паническая атака – это просто состояние человека, при котором он расстроен или хочет привлечь внимание. На самом деле, это необъяснимый и мучительный приступ тяжёлой тревоги. Он сопровождается страхом, иногда и в сочетании с физической болью. Всё куда серьёзнее, чем кажется на первый взгляд. Как помочь близкому человеку, если его постиг этот недуг? Чего ждать и как справляться с этой проблемой, если сам попал в такую ситуацию?
Мы поговорили с Люком Акуловым (имя изменено) – человеком, пережившим панические атаки и готовым рассказать о них подробнее.
— Что ты знала о панических атаках до того, как столкнулась с этой проблемой?

— Тут точно могу сказать, что знала очень-очень мало. Буквально только то, что это вообще существует и это не весело. Когда сама с этим столкнулась, я не знала, что происходит. Потом «гуглила» по симптомам.

— Твоя первая паническая атака. Как это было? Что ты почувствовала?
Мы поговорили с Люком Акуловым (имя изменено) – человеком, пережившим панические атаки и готовым рассказать о них подробнее.
— Что ты знала о панических атаках до того, как столкнулась с этой проблемой?

— Тут точно могу сказать, что знала очень-очень мало. Буквально только то, что это вообще существует и это не весело. Когда сама с этим столкнулась, я не знала, что происходит. Потом «гуглила» по симптомам.

— Твоя первая паническая атака. Как это было? Что ты почувствовала?
Это было ужасно: всё тело начало трясти, непонятно почему хотелось плакать, в ушах был дикий шум и все было как в тумане.
— Это было ужасно, потому что я даже не понимала, что вообще нужно делать. Случилось это в метро. Меня никогда не смущало ни метро, ни люди в нем, а тут я почему-то стала чувствовать дискомфорт из-за нахождения под землёй, в вагоне. Меня пугали люди вокруг, шум и вообще всё. Это было ужасно, потому что я даже не понимала, что вообще нужно делать. Всё тело начало трясти, непонятно почему хотелось плакать, в ушах был дикий шум и все было как в тумане.

Это было ужасно: всё тело начало трясти, непонятно почему хотелось плакать, в ушах был дикий шум и все было как в тумане.
— Это было ужасно, потому что я даже не понимала, что вообще нужно делать. Случилось это в метро. Меня никогда не смущало ни метро, ни люди в нем, а тут я почему-то стала чувствовать дискомфорт из-за нахождения под землёй, в вагоне. Меня пугали люди вокруг, шум и вообще всё. Это было ужасно, потому что я даже не понимала, что вообще нужно делать. Всё тело начало трясти, непонятно почему хотелось плакать, в ушах был дикий шум и все было как в тумане.

— Что ты сделала после того, как с тобой случилась первая паническая атака?
— Когда она ещё происходила, я написала знакомому, у которого была похожая проблема. Просила помочь, дать совет, что делать. Так получилось, что он один знал об этом. Кроме него я боялась сказать кому-то. Был подсознательный страх, что воспримут как-то неправильно, подумают, что я совсем с ума сошла, сложно было объяснить, что мне страшно и я паникую непонятно от чего.
— Люди обращали внимание?
— Если честно, не могу сказать точно, так как люди меня тогда очень пугали, и я старалась вообще не смотреть на них. Но в любом случае – никто не подходил, не спрашивал ничего, и особо виду не подавал, что что-то случилось, учитывая, что я рыдаю, трясусь и пугаюсь любого шороха. Я думаю, что в подобных ситуациях люди, которые замечают всё-таки, что что-то произошло, сами боятся подойти, потому что ты выглядишь для них сумасшедшим. По крайней мере могу с уверенностью сказать, что возникает такое ощущение.
— Что ты сделала после того, как с тобой случилась первая паническая атака?
— Когда она ещё происходила, я написала знакомому, у которого была похожая проблема. Просила помочь, дать совет, что делать. Так получилось, что он один знал об этом. Кроме него я боялась сказать кому-то. Был подсознательный страх, что воспримут как-то неправильно, подумают, что я совсем с ума сошла, сложно было объяснить, что мне страшно и я паникую непонятно от чего.
— Люди обращали внимание?
— Если честно, не могу сказать точно, так как люди меня тогда очень пугали, и я старалась вообще не смотреть на них. Но в любом случае – никто не подходил, не спрашивал ничего, и особо виду не подавал, что что-то случилось, учитывая, что я рыдаю, трясусь и пугаюсь любого шороха. Я думаю, что в подобных ситуациях люди, которые замечают всё-таки, что что-то произошло, сами боятся подойти, потому что ты выглядишь для них сумасшедшим. По крайней мере могу с уверенностью сказать, что возникает такое ощущение.
Больше всего не хотелось слушать глупых советов, вроде «успокойся», «да не волнуйся просто», «нечего бояться» и так далее. К врачу боялась идти по той же причине, не хотелось просто услышать «все будет нормально» и получить рецепт на успокоительные.
Больше всего не хотелось слушать глупых советов, вроде «успокойся», «да не волнуйся просто», «нечего бояться» и так далее. К врачу боялась идти по той же причине, не хотелось просто услышать «все будет нормально» и получить рецепт на успокоительные.
— О врачах. Как ты думаешь, сейчас, когда у тебя прошли атаки, стоило тебе тогда обратиться за квалифицированной помощью?

— Честно, я не считаю, что мне бы чем-то помогли. Максимум — сказали бы, какие таблетки пить и по какому графику. Может я, конечно, недооцениваю врачей, но у меня сложилось мнение, что к подобным «психическим расстройствам» не очень серьёзно относятся. Да и я не думаю, что мне можно было как-то конкретно помочь, по крайней мере даже не представляю, чем. Близкие поддерживали меня, когда атаки происходили, и мне становилось легче.
— О врачах. Как ты думаешь, сейчас, когда у тебя прошли атаки, стоило тебе тогда обратиться за квалифицированной помощью?

— Честно, я не считаю, что мне бы чем-то помогли. Максимум — сказали бы, какие таблетки пить и по какому графику. Может я, конечно, недооцениваю врачей, но у меня сложилось мнение, что к подобным «психологическим расстройствам» не очень серьёзно относятся. Да и я не думаю, что мне можно было как-то конкретно помочь, по крайней мере даже не представляю, чем. Близкие поддерживали меня, когда атаки происходили, и мне становилось легче.
— Как ты преодолела атаки?
— Я не могу сказать, что я их преодолела. Их количество уменьшилось, но они все ещё происходят время от времени. Я по максимуму избавилась от всего, что меня могло сильно тревожить, старалась не попадать в стрессовые ситуации. Спустя какое-то время рассказала близким друзьям, что было очень важным решением. Они поддерживали меня, когда атаки происходили, и мне становилось легче. Наверное, именно из-за того, что я избавилась от большого количества негатива, было просто меньше вещей, которые могли бы спровоцировать атаку. Таким образом, сейчас эта проблема практически ушла из моей жизни.
— Как ты преодолела атаки?
— Я не могу сказать, что я их преодолела. Их количество уменьшилось, но они все ещё происходят время от времени. Я по максимуму избавилась от всего, что меня могло сильно тревожить, старалась не попадать в стрессовые ситуации. Спустя какое-то время рассказала близким друзьям, что было очень важным решением. Они поддерживали меня, когда атаки происходили, и мне становилось легче. Наверное, именно из-за того, что я избавилась от большого количества негатива, было просто меньше вещей, которые могли бы спровоцировать атаку. Таким образом, сейчас эта проблема практически ушла из моей жизни.
Особенно часто люди не понимают, что ты не можешь просто так взять и успокоиться и начинают с возмущением реагировать, например, «да ничего же не случилось», «просто перестань».
— Чего НЕ должны делать близкие люди, когда у тебя происходят атаки?

— Больше всего не хотелось бы слышать эти бесполезные советы, вроде «не волнуйся» или «ничего страшного». Особенно часто бывает, что люди не понимают, что ты не можешь просто так взять и успокоиться. Из-за этого многие даже с каким-то возмущением начинают реагировать, например, «да ничего же не случилось», «просто перестань». Лично мне, например, очень сложно говорить в момент атаки, поэтому вопрос типа «а что случилось?» только больше меня расстраивает. Я и сама часто не знаю, что случилось. Пока атака происходит, возникает ощущение, что любое лишнее движение забирает у тебя все твои силы, поэтому я обычно сажусь где-нибудь в тихом месте или прижимаюсь к стенам. По этой причине могу сказать, что не стоит предлагать «прогуляться» или что-либо в этом роде. Это сложно, когда ты не можешь дышать, тело трясёт и ты боишься двигаться вообще.

Особенно часто люди не понимают, что ты не можешь просто так взять и успокоиться и начинают с возмущением реагировать, например, «да ничего же не случилось», «просто перестань».
— Чего НЕ должны делать близкие люди, когда у тебя происходят атаки?

— Больше всего не хотелось бы слышать эти бесполезные советы, вроде «не волнуйся» или «ничего страшного». Особенно часто бывает, что люди не понимают, что ты не можешь просто так взять и успокоиться. Из-за этого многие даже с каким-то возмущением начинают реагировать, например, «да ничего же не случилось», «просто перестань». Лично мне, например, очень сложно говорить в момент атаки, поэтому вопрос типа «а что случилось?» только больше меня расстраивает. Я и сама часто не знаю, что случилось. Пока атака происходит, возникает ощущение, что любое лишнее движение забирает у тебя все твои силы, поэтому я обычно сажусь где-нибудь в тихом месте или прижимаюсь к стенам. По этой причине могу сказать, что не стоит предлагать «прогуляться» или что-либо в этом роде. Это сложно, когда ты не можешь дышать, тело трясёт и ты боишься двигаться вообще.

— Хорошо, а что близкие должны сделать, чтобы тебе стало легче? Как себя лучше вести?
— Главное понимать, что нужно вести себя спокойно, не надо агрессивно реагировать на все это, пытаться куда-то тащить человека, ругаться на него тем более, а то и так бывает. Банально, но мне помогает, когда меня обнимают, потому что чувствуешь себя в безопасности. Ещё очень хороший способ помочь — это начать рассказывать что угодно, вспоминать хорошие истории или шутить, не важно, лишь бы оно отвлекало от происходящего.
— Хорошо, а что близкие должны сделать, чтобы тебе стало легче? Как себя лучше вести?
— Главное понимать, что нужно вести себя спокойно, не надо агрессивно реагировать на все это, пытаться куда-то тащить человека, ругаться на него тем более, а то и так бывает. Банально, но мне помогает, когда меня обнимают, потому что чувствуешь себя в безопасности. Ещё очень хороший способ помочь — это начать рассказывать что угодно, вспоминать хорошие истории или шутить, не важно, лишь бы оно отвлекало от происходящего.
Очень важно, чтобы хотя бы кто-то знал о том, что с тобой происходит. Это может быть член семьи, близкие друзья, врач, главное довериться хотя бы одному человеку, потому что это ни в коем случае нельзя переживать в одиночку.
— Какой совет ты можешь дать человеку, который переживает атаки?

— Очень важно понимать, что из-за панических атак ты не какой-то «не такой», «странный», «сумасшедший» и так далее. За все время, пока у меня были панические атаки, я встречала очень многих, которые, казалось бы, были «близкими людьми» и при этом убеждали меня, что «я ненормальная» и со мной «что-то не так», что тем, что я рассказываю им об этом, я хочу «привлечь внимание». Важно помнить, что это ни в коем случае не так. Вы не виноваты в том, что это происходит. Нельзя себя винить и думать, что ты причиняешь этим дискомфорт своему окружению. Нужно обязательно кому-то сказать! Очень важно, чтобы хотя бы кто-то знал о том, что с тобой происходит. Это может быть член семьи, близкие друзья, врач, главное довериться хотя бы одному человеку, потому что это ни в коем случае нельзя переживать в одиночку. Мне стало куда легче, когда я осознала, что у меня есть кто-то, кто поможет мне, если атака случится. Еще посоветую избегать по максимуму стрессовых ситуаций, негатива в жизни, это немного, но поможет. И хочу пожелать каждому терпения, конечно же, и сил.
Очень важно, чтобы хотя бы кто-то знал о том, что с тобой происходит. Это может быть член семьи, близкие друзья, врач, главное довериться хотя бы одному человеку, потому что это ни в коем случае нельзя переживать в одиночку.
— Какой совет ты можешь дать человеку, который переживает атаки?

— Очень важно понимать, что из-за панических атак ты не какой-то «не такой», «странный», «сумасшедший» и так далее. За все время, пока у меня были панические атаки, я встречала очень многих, которые, казалось бы, были «близкими людьми» и при этом убеждали меня, что «я ненормальная» и со мной «что-то не так», что тем, что я рассказываю им об этом, я хочу «привлечь внимание». Важно помнить, что это ни в коем случае не так. Вы не виноваты в том, что это происходит. Нельзя себя винить и думать, что ты причиняешь этим дискомфорт своему окружению. Нужно обязательно кому-то сказать! Очень важно, чтобы хотя бы кто-то знал о том, что с тобой происходит. Это может быть член семьи, близкие друзья, врач, главное довериться хотя бы одному человеку, потому что это ни в коем случае нельзя переживать в одиночку. Мне стало куда легче, когда я осознала, что у меня есть кто-то, кто поможет мне, если атака случится. Еще посоветую избегать по максимуму стрессовых ситуаций, негатива в жизни, это немного, но поможет. И хочу пожелать каждому терпения, конечно же, и сил.
Нужно помнить, что психологическое здоровье — это так же серьёзно, как и физическое.
Нужно помнить, что психологическое здоровье — это так же серьёзно, как и физическое.
Made on
Tilda