ВСТРЕЧАЮТ ПО ОДЁЖКЕ
Варвара Григорьева
ВСТРЕЧАЮТ ПО ОДЁЖКЕ
Варвара Григорьева
Говорили же мамы и папы: встречают по одёжке, провожают по уму. Кто бы мог подумать, что старая народная мудрость станет как никогда актуальной в начале XXI века? Общество показательно перестаёт ограничивать тебя во внешнем виде: крась волосы, используй блёстки, надевай яркое, одевайся в чёрное, бей татуировки. Одним словом, самовыражайся!
Говорили же мамы и папы: встречают по одёжке, провожают по уму. Кто бы мог подумать, что старая народная мудрость станет как никогда актуальной в начале XXI века? Общество показательно перестаёт ограничивать тебя во внешнем виде: крась волосы, используй блёстки, надевай яркое, одевайся в чёрное, бей татуировки. Одним словом, самовыражайся!
Вот только кто предупредит тебя, что вряд ли в бархатном обтягивающем розовом комбинезоне получится влиться в скейтерскую компанию? Как бы тебе не было комфортно в драных «бойфрендах» и толстовке с надписью «Юность», не думаю, что это оценят на офисном собеседовании. Зато все будут с улыбкой слушать твои рассказы о новых взглядах на мир, отказа от консервации, пока ты в рубашке с длинными рукавами, которые прикрывают твои татуировки.

Общество говорит: «Твоё тело — твоё дело!». А потом неодобрительно качает головой, смотря на «рукава», перманентные рисунки и надписи на лице и шее, крутит пальцем у виска, глядя на сине-зеленые пряди в пучке фиолетовых волос. Общество говорит: «Отличайся!» и даёт стандарты, в рамках которых ты можешь действовать. «Вперёд, друг, действуй! Иди против системы! Вот тебе пара вариантов. Но, знаешь, мы бы не советовали отходить от них…».
Вот только кто предупредит тебя, что вряд ли в бархатном обтягивающем розовом комбинезоне получится влиться в скейтерскую компанию? Как бы тебе не было комфортно в драных «бойфрендах» и толстовке с надписью «Юность», не думаю, что это оценят на офисном собеседовании. Зато все будут с улыбкой слушать твои рассказы о новых взглядах на мир, отказа от консервации, пока ты в рубашке с длинными рукавами, которые прикрывают твои татуировки.

Общество говорит: «Твоё тело — твоё дело!». А потом неодобрительно качает головой, смотря на «рукава», перманентные рисунки и надписи на лице и шее, крутит пальцем у виска, глядя на сине-зеленые пряди в пучке фиолетовых волос. Общество говорит: «Отличайся!» и даёт стандарты, в рамках которых ты можешь действовать. «Вперёд, друг, действуй! Иди против системы! Вот тебе пара вариантов. Но, знаешь, мы бы не советовали отходить от них…».
Современный мир позиционирует себя как борца за свободу внешнего вида, как агитатора к творческому подходу. Ты видишь вдохновляющие посты в социальных сетях, неординарные луки, красишь волосы и наконец-то одеваешься так, как действительно хочется, а не как «надо». Ты приходишь на работу и учёбу, а твои старые друзья и знакомые смотрят искоса и как-то холодно здороваются. По дороге домой получаешь оскорбления в спину и окончательно разочаровываешься в детских мечтах о голубых русалочьих прядях и блестящих платьях.
Современный мир позиционирует себя как борца за свободу внешнего вида, как агитатора к творческому подходу. Ты видишь вдохновляющие посты в социальных сетях, неординарные луки, красишь волосы и наконец-то одеваешься так, как действительно хочется, а не как «надо». Ты приходишь на работу и учёбу, а твои старые друзья и знакомые смотрят искоса и как-то холодно здороваются. По дороге домой получаешь оскорбления в спину и окончательно разочаровываешься в детских мечтах о голубых русалочьих прядях и блестящих платьях.

Педик, проститутка, фрик, гей, клоун. И ещё множество вариаций в адрес тех, кто решился выйти из дома с тоннелями в ушах, с пирсингом, с ярко-розовыми тенями, голубыми ресницами. Колготки в крупную сетку или «слишком» короткие шорты — это тоже недопустимо.

Педик, проститутка, фрик, гей, клоун. И ещё множество вариаций в адрес тех, кто решился выйти из дома с тоннелями в ушах, с пирсингом, с ярко-розовыми тенями, голубыми ресницами. Колготки в крупную сетку или «слишком» короткие шорты — это тоже недопустимо.
Неужели никто не встречал «заурядных» серых мышек, о которых толком-то никто и ничего не знает? В чем же заключается их заурядность? Ну как же, посмотри, во что они одеты. Жуткая безвкусица! Компания популярных «золотых» детишек кидает усмешки и далеко не самые приятные отзывы в сторону очередной отличницы, её клетчатой юбки и старого тёмно-коричневого свитера. Как жаль, что никто и подумать не мог, что девочка пишет потрясающие стихи, занимается боксом, а пока родители не в городе, в её квартире проходят такие вечеринки, которые не проводит никто. Ведь только толстовка Thrasher, «адики» из капсульной коллекции и оголённые на морозе щиколотки, по видимому, определяют тебя как личность.
Неужели никто не встречал «заурядных» серых мышек, о которых толком-то никто и ничего не знает? В чем же заключается их заурядность? Ну как же, посмотри, во что они одеты. Жуткая безвкусица! Компания популярных «золотых» детишек кидает усмешки и далеко не самые приятные отзывы в сторону очередной отличницы, её клетчатой юбки и старого тёмно-коричневого свитера. Как жаль, что никто и подумать не мог, что девочка пишет потрясающие стихи, занимается боксом, а пока родители не в городе, в её квартире проходят такие вечеринки, которые не проводит никто. Ведь только толстовка Thrasher, «адики» из капсульной коллекции и оголённые на морозе щиколотки, по видимому, определяют тебя как личность.
Непринятие людей из-за их внешнего вида порой заходит слишком далеко. И ты уже даже не знаешь, во что одеться, как накраситься, чтобы, выйдя из дома, не поймать на себе шокированные взгляды.

На первый взгляд проблема не кажется такой глобальной, затрагивающей широкий круг людей. Копнув поглубже, нетрудно догадаться, что от лукизма (дискриминация по внешности, от англ. look — выглядеть) так или иначе страдают многие представители современного общества.
Непринятие людей из-за их внешнего вида порой заходит слишком далеко. И ты уже даже не знаешь, во что одеться, как накраситься, чтобы, выйдя из дома, не поймать на себе шокированные взгляды.

На первый взгляд проблема не кажется такой глобальной, затрагивающей широкий круг людей. Копнув поглубже, нетрудно догадаться, что от лукизма (дискриминация по внешности, от англ. look — выглядеть) так или иначе страдают многие представители современного общества.
Чтобы дать лучшее представление о проблеме, корреспонденты «Девианта» пообщались с людьми, которые были готовы рассказать о своём личном опыте.
Чтобы дать лучшее представление о проблеме, корреспонденты «Девианта» пообщались с людьми, которые были готовы рассказать о своём личном опыте.
У меня были очень строгие родители. Думаю, таких ещё стоит поискать. Понятое дело, что в 15–16 лет мне уже хотелось выглядеть стильно, но весь гардероб тщательно отбирала мама. В моей школе не было формы, поэтому самые «крутые» девочки наряжались в яркие футболки с глупыми надписями на английском а-ля «Kiss me if you can». Я же всегда ходила в юбках до колена, блузках и свитерах. Со мной толком никто не общался, я считалась той самой «девочкой-отличницей» с первой парты, хоть никогда и не была «заучкой». До физического насилия не доходило, но легкая (а местами и не очень) травля присутствовала всегда. Да, было сложно. Я хотела быть в какой-нибудь классной компании, но боюсь, что далеко не все ребята оттуда даже знали моё настоящее имя. Все звали меня мышь. Банально, но обидно.
Шанькова Даша, 24 года
У меня были очень строгие родители. Думаю, таких ещё стоит поискать. Понятое дело, что в 15–16 лет мне уже хотелось выглядеть стильно, но весь гардероб тщательно отбирала мама. В моей школе не было формы, поэтому самые «крутые» девочки наряжались в яркие футболки с глупыми надписями на английском а-ля «Kiss me if you can». Я же всегда ходила в юбках до колена, блузках и свитерах. Со мной толком никто не общался, я считалась той самой «девочкой-отличницей» с первой парты, хоть никогда и не была «заучкой». До физического насилия не доходило, но легкая (а местами и не очень) травля присутствовала всегда. Да, было сложно. Я хотела быть в какой-нибудь классной компании, но боюсь, что далеко не все ребята оттуда даже знали моё настоящее имя. Все звали меня мышь. Банально, но обидно.
Шанькова Даша, 24 года
Люди вечно критикуют мою внешность. Им не нравится моя короткая стрижка «под мальчика», предпочтение тёмным цветам в одежде. Трудно сходиться с окружающими, ведь в большинстве своём меня считают депрессивным и сложным человеком, причём исключительно из-за моего внешнего вида. Думаю, поэтому у меня проблемы с общением с одноклассниками. Родители тоже не оценивают, говорят, что это просто подростковый максимализм, спрашивают, что я хочу этим доказать. На самом деле, ничего. Мне просто комфортно так, как я выгляжу. Надеюсь, когда-нибудь, моё окружение тоже начнёт это понимать.
Мирошникова Настя, 15 лет
Люди вечно критикуют мою внешность. Им не нравится моя короткая стрижка «под мальчика», предпочтение тёмным цветам в одежде. Трудно сходиться с окружающими, ведь в большинстве своём меня считают депрессивным и сложным человеком, причём исключительно из-за моего внешнего вида. Думаю, поэтому у меня проблемы с общением с одноклассниками. Родители тоже не оценивают, говорят, что это просто подростковый максимализм, спрашивают, что я хочу этим доказать. На самом деле, ничего. Мне просто комфортно так, как я выгляжу. Надеюсь, когда-нибудь, моё окружение тоже начнёт это понимать.
Мирошникова Настя, 15 лет
Я стараюсь одеваться нестандартно. Люблю блёстки на теле, яркий макияж, нравится сочетать различные принты в своём луке. Думаю, мой стиль напоминает чем-то Лену Шейдлину. Забавные аксессуары, обувь на высокой прозрачной платформе — это всё про меня. Мне нравится часто менять цвет волос, я пользуюсь мелками, поэтому почти каждый день хожу с чем-то новым. Я выделяюсь из толпы и горжусь этим. К сожалению, у моих родителей, да чего уж таить, у доброй половины моего окружения совершенно другой взгляд на мои образы. Даже от многих знакомых-сверстников я получаю вопросительные взгляды, реплики из серии «Э, зачем так ярко?», потоки осуждений. Думаю, что людей просто пугают те, кто идёт против системы. Я не выбирала себе субкультуру, не копировала девушек в tumblr и instagram. Просто стараясь создать что-что абсолютно новое, ты всегда вызовешь негативную реакцию. Моё самовыражение через стиль началось не так давно, некоторые друзья просто перестали со мной общаться. В некотором плане мне даже жалко людей, которые под давлением общества не могут реализовать себя.
Медина Совзиханова, 16 лет
Я стараюсь одеваться нестандартно. Люблю блёстки на теле, яркий макияж, нравится сочетать различные принты в своём луке. Думаю, мой стиль напоминает чем-то Лену Шейдлину. Забавные аксессуары, обувь на высокой прозрачной платформе — это всё про меня. Мне нравится часто менять цвет волос, я пользуюсь мелками, поэтому почти каждый день хожу с чем-то новым. Я выделяюсь из толпы и горжусь этим. К сожалению, у моих родителей, да чего уж таить, у доброй половины моего окружения совершенно другой взгляд на мои образы. Даже от многих знакомых-сверстников я получаю вопросительные взгляды, реплики из серии «Э, зачем так ярко?», потоки осуждений. Думаю, что людей просто пугают те, кто идёт против системы. Я не выбирала себе субкультуру, не копировала девушек в tumblr и instagram. Просто стараясь создать что-что абсолютно новое, ты всегда вызовешь негативную реакцию. Моё самовыражение через стиль началось не так давно, некоторые друзья просто перестали со мной общаться. В некотором плане мне даже жалко людей, которые под давлением общества не могут реализовать себя.
Медина Совзиханова, 16 лет
Моя страсть к татуировкам появилась в 16 лет. Тогда я набила первую — небольшой пучок лаванды на запястье. Сейчас я тату-мастер, забито фактически всё, и мне это нравится. Люди реагируют на такое по-разному: некоторые говорят, что это красиво, но многие начинают осуждать. Типичные фразы — «Ты же понимаешь, что это навсегда?», «А как же дети, какой пример ты будешь им подавать, когда станешь матерью?». Я привыкла ловить на себе взгляды, что тоже не очень приятно, но иногда люди ведут себя слишком агрессивно по отношению к тем, кто отличается от них самих. Однажды я поздно возвращалась домой, в безлюдном переулке кто-то крикнул «Зек!» и дал мне чем-то тяжёлым по голове. Никаких серьёзных последствий, к счастью, не было, но шишка сходила ещё несколько недель.
Алиса Романенко, 21 год
Моя страсть к татуировкам появилась в 16 лет. Тогда я набила первую — небольшой пучок лаванды на запястье. Сейчас я тату-мастер, забито фактически всё, и мне это нравится. Люди реагируют на такое по-разному: некоторые говорят, что это красиво, но многие начинают осуждать. Типичные фразы — «Ты же понимаешь, что это навсегда?», «А как же дети, какой пример ты будешь им подавать, когда станешь матерью?». Я привыкла ловить на себе взгляды, что тоже не очень приятно, но иногда люди ведут себя слишком агрессивно по отношению к тем, кто отличается от них самих. Однажды я поздно возвращалась домой, в безлюдном переулке кто-то крикнул «Зек!» и дал мне чем-то тяжёлым по голове. Никаких серьёзных последствий, к счастью, не было, но шишка сходила ещё несколько недель.
Алиса Романенко, 21 год
Сначала родители воспринимали странно мой цвет волос, потом привыкли. С необычной внешностью привлекаешь очень много внимания, особенно в транспорте. Очень редко спрашивают, а если и делают это, то искренне не понимают ответа: «захотел что-то поменять». Обычно люди просто смотрят, думая, что я не замечаю.
Рустам Шафиуллин, 16 лет
Сначала родители воспринимали странно мой цвет волос, потом привыкли. С необычной внешностью привлекаешь очень много внимания, особенно в транспорте. Очень редко спрашивают, а если и делают это, то искренне не понимают ответа: «захотел что-то поменять». Обычно люди просто смотрят, думая, что я не замечаю.
Рустам Шафиуллин, 16 лет
Нам всем стоит помнить о том, что одежда, макияж, цвет волос, пирсинг и татуировки не определяют внутренний мир человека. Каждый волен самовыражаться через внешний вид так, как пожелает. Ты можешь ходить с кислотной чёлкой или побриться налысо. В каком-то далёком идеальном мире ты не поймаешь косых взглядов и нотаций за то, что нравится тебе, но не понимают другие. Я надеюсь, что постепенно мы приближаемся к этому идеальному миру или, хотя бы, его подобию. Хочется верить, что с каждым годом мы становимся всё терпимее к отличиям других и начинаем воспринимать их больше как достоинства, нежели как недостатки.
Нам всем стоит помнить о том, что одежда, макияж, цвет волос, пирсинг и татуировки не определяют внутренний мир человека. Каждый волен самовыражаться через внешний вид так, как пожелает. Ты можешь ходить с кислотной чёлкой или побриться налысо. В каком-то далёком идеальном мире ты не поймаешь косых взглядов и нотаций за то, что нравится тебе, но не понимают другие. Я надеюсь, что постепенно мы приближаемся к этому идеальному миру или, хотя бы, его подобию. Хочется верить, что с каждым годом мы становимся всё терпимее к отличиям других и начинаем воспринимать их больше как достоинства, нежели как недостатки.
Made on
Tilda