ЮГО-ВОСТОЧНЫЙ МОРДОР
Патрик-Филипп Ясиньски
ЮГО-ВОСТОЧНЫЙ МОРДОР
Патрик-Филипп Ясиньски
Во всех бедах экологии в Москве почему-то принято винить определённую часть столицы. Горожане из северных округов чуть ли не пугают друг друга разговорами о грязных районах, расположенных на юго-востоке, в частности о районе Капотня, в котором, по их словам, практически невозможно жить. «Девиант» попробует разобраться, так ли экологически ужасна эта область и насколько сильно она влияет на состояние всего города.
Во всех бедах экологии в Москве почему-то принято винить определённую часть столицы. Горожане из северных округов чуть ли не пугают друг друга разговорами о грязных районах, расположенных на юго-востоке, в частности о районе Капотня, в котором, по их словам, практически невозможно жить. «Девиант» попробует разобраться, так ли экологически ужасна эта область и насколько сильно она влияет на состояние всего города.
В топе пяти самых загрязнённых районов Москвы все места занимают представители юго-востока.
Действительно, эта часть города обильно застроена заводами. Здесь располагаются такие промышленные зоны, как «Южный порт», «Грайвороново», «Серп и Молот», «Люблино». Они занимают 2,9 тысяч гектаров на территории ЮВАО. Это составляет примерно четверть от площади всего округа. Так, например, «Серп и Молот» — самая крупная промзона столицы, на ней расположено 15 действующих заводов. И несмотря на то, что всё больше предприятий закрывается с каждым годом, в атмосферу продолжаются выбросы аммиака, хлора, марганца и других не менее опасных веществ. Суммарные выбросы одного только «Серпа и Молота» составляют 400 тонн ежегодно.
В топе пяти самых загрязнённых районов Москвы все места занимают представители юго-востока.
Действительно, эта часть города обильно застроена заводами. Здесь располагаются такие промышленные зоны, как «Южный порт», «Грайвороново», «Серп и Молот», «Люблино». Они занимают 2,9 тысяч гектаров на территории ЮВАО. Это составляет примерно четверть от площади всего округа. Так, например, «Серп и Молот» — самая крупная промзона столицы, на ней расположено 15 действующих заводов. И несмотря на то, что всё больше предприятий закрывается с каждым годом, в атмосферу продолжаются выбросы аммиака, хлора, марганца и других не менее опасных веществ. Суммарные выбросы одного только «Серпа и Молота» составляют 400 тонн ежегодно.
Ещё одним важным пунктом в причинах загрязнённости юго-востока является устройство московской Розы Ветров. Это диаграмма, которая характеризует режим ветра в данном месте по многолетним наблюдениям. В Москве Роза Ветров устроена так, что ветер постоянно дует в сторону Юго-Восточной части столицы. Это усугубляет экологическое положение в округе.
Ещё одним важным пунктом в причинах загрязнённости юго-востока является устройство московской Розы Ветров. Это диаграмма, которая характеризует режим ветра в данном месте по многолетним наблюдениям. В Москве Роза Ветров устроена так, что ветер постоянно дует в сторону Юго-Восточной части столицы. Это усугубляет экологическое положение в округе.


Но самым большим загрязнителем воздуха в Москве можно назвать Нефтеперерабатывающий завод в Капотне. На его территории производятся автомобильный бензин, дизельное топливо, мазут и другие нефтяные продукты. Примерно 10% всех вредных газов, выбрасываемых в московский воздух, идёт именно отсюда. Завод неоднократно пытались закрыть, но сейчас он принадлежит «Газпрому», который в свою очередь не планирует его снос или перенос в другой регион.


Но самым большим загрязнителем воздуха в Москве можно назвать Нефтеперерабатывающий завод в Капотне. На его территории производятся автомобильный бензин, дизельное топливо, мазут и другие нефтяные продукты. Примерно 10% всех вредных газов, выбрасываемых в московский воздух, идёт именно отсюда. Завод неоднократно пытались закрыть, но сейчас он принадлежит «Газпрому», который в свою очередь не планирует его снос или перенос в другой регион.

Условия для жизни не самые благоприятные. Да и цены на квартиры в этом районе значительно уступают ценам по всей Москве. Риелторы утверждают, что промзоны становятся всё меньше, заводы закрывают, а выбросы постепенно прекращаются. И эти люди не всегда лукавят. На данный момент предприятий на территории Москвы в целом значительно меньше, чем 10 лет назад. Но стоит понимать, что изначально Капотня планировалась как рабочий посёлок при самом заводе. Однако ЮВАО населяет чуть больше миллиона человек, что ставит округ по количеству населения выше, чем например Северный или Центральный.
Условия для жизни не самые благоприятные. Да и цены на квартиры в этом районе значительно уступают ценам по всей Москве. Риелторы утверждают, что промзоны становятся всё меньше, заводы закрывают, а выбросы постепенно прекращаются. И эти люди не всегда лукавят. На данный момент предприятий на территории Москвы в целом значительно меньше, чем 10 лет назад. Но стоит понимать, что изначально Капотня планировалась как рабочий посёлок при самом заводе. Однако ЮВАО населяет чуть больше миллиона человек, что ставит округ по количеству населения выше, чем например Северный или Центральный.
Людям приходится соседствовать с этими промышленными зонами, и хочется понимать, так ли это трудно, как кажется на первый взгляд? На этот и ещё несколько вопросов ответит выпускающий редактор «Девианта» Екатерина Бычкова.
Людям приходится соседствовать с этими промышленными зонами, и хочется понимать, так ли это трудно, как кажется на первый взгляд? На этот и ещё несколько вопросов ответит выпускающий редактор «Девианта» Екатерина Бычкова.
Екатерина Бычкова
Выпускающий редактор
— Ты из Люблино, соседнего с Капотней района. Каково это: жить в одном из самых загрязнённых районов Москвы?
— Раньше я жила ещё ближе к Капотне, в Дзержинском. Так что всё познается в сравнении. В Люблино в этом плане всё не так уж и плохо. Для меня жить в одном из самых грязных районов — выучить всего лишь одно правило: в 22:00 нужно закрыть окна во всех комнатах. Связано это с тем, что ночью начинает вонять жжёной резиной. Зимой и осенью это не так заметно, но летом и весной стоит невыносимый запах.
— Ощущаешь ли ты, что воздух в твоём районе грязнее, чем в остальной Москвы?
— Не думаю, что в Москве есть места, где «дышится» по-другому. Воздух в мегаполисе никогда не будет иметь кристальную чистоту и целебные свойства. Не могу сказать, что я чувствую загрязнённость.
— Что ты обычно видишь у себя за окном?
— В основном, постоянную серость и грязь. Но это не особенность моего округа, грязи хватает везде. Хотя, пожалуй, у нас её больше.
— Ты из Люблино, соседнего с Капотней района. Каково это: жить в одном из самых загрязнённых районов Москвы?
— Раньше я жила ещё ближе к Капотне, в Дзержинском. Так что всё познается в сравнении. В Люблино в этом плане всё не так уж и плохо. Для меня жить в одном из самых грязных районов — выучить всего лишь одно правило: в 22:00 нужно закрыть окна во всех комнатах. Связано это с тем, что ночью начинает вонять жжёной резиной. Зимой и осенью это не так заметно, но летом и весной стоит невыносимый запах.
— Ощущаешь ли ты, что воздух в твоём районе грязнее, чем в остальной Москвы?
— Не думаю, что в Москве есть места, где «дышится» по-другому. Воздух в мегаполисе никогда не будет иметь кристальную чистоту и целебные свойства. Не могу сказать, что я чувствую загрязнённость.
— Что ты обычно видишь у себя за окном?
— В основном, постоянную серость и грязь. Но это не особенность моего округа, грязи хватает везде. Хотя, пожалуй, у нас её больше.
— Складывается ли количество промзон на общем пейзаже?
— Промзоны, конечно, ничуть не придают красок общей картине. И без них вид не самый лучший, а с ними тем более. Если бы я рисовала Москву, я бы воспользовалась исключительно палитрой из красок серого оттенка.

— Заводов с каждым годом становится меньше. Ощущается ли это?
— Я и не знала, что их количество уменьшается. Не очень ощутимо, потому что я даже этого не замечаю.
— Складывается ли количество промзон на общем пейзаже?
— Промзоны, конечно, ничуть не придают красок общей картине. И без них вид не самый лучший, а с ними тем более. Если бы я рисовала Москву, я бы воспользовалась исключительно палитрой из красок серого оттенка.

— Заводов с каждым годом становится меньше. Ощущается ли это?
— Я и не знала, что их количество уменьшается. Не очень ощутимо, потому что я даже этого не замечаю.
ЮВАО вместе со всеми прилегающими к нему заводами и промзонами оставляет заметный след, но на город влияют не только заводы Капотни и Люблино. Множество предприятий по всей столице выбрасывают в воздух тонны вредных веществ. И только когда люди станут замечать, что промзон и заводов стало действительно меньше, ситуация начнёт меняться к лучшему.
ЮВАО вместе со всеми прилегающими к нему заводами и промзонами оставляет заметный след, но на город влияют не только заводы Капотни и Люблино. Множество предприятий по всей столице выбрасывают в воздух тонны вредных веществ. И только когда люди станут замечать, что промзон и заводов стало действительно меньше, ситуация начнёт меняться к лучшему.
Made on
Tilda