У СТРАХА ЗРАЧКИ ШИРОКИ
Анастасия Гусева и Екатерина Ходжаева
У СТРАХА ЗРАЧКИ ШИРОКИ
Анастасия Гусева и Екатерина Ходжаева
У большинства людей с детства возникает страх перед наркотиками, наркопотребителями и всем, что связано с запрещёнными веществами. Мы не задумываемся, что все психотропные вещества, чей оборот регулируется специальными международными конвенциями, по сути относятся к фармацевтике. Если от слова «наркотики» тебя бросает в дрожь, ты под воздействием наркофобии.
У большинства людей с детства возникает страх перед наркотиками, наркопотребителями и всем, что связано с запрещёнными веществами. Мы не задумываемся, что все психотропные вещества, чей оборот регулируется специальными международными конвенциями, по сути относятся к фармацевтике. Если от слова «наркотики» тебя бросает в дрожь, ты под воздействием наркофобии.
10 января 2018-го года Глобальная комиссия по наркополитике опубликовала уже седьмой по счёту доклад о проблеме восприятия наркотиков в мире.
«Время развеять предрассудки о людях, употребляющих наркотики»: из названия можно сделать вывод, что документ призывает бороться с предубеждениями о наркопотребителях по всему миру. Комиссия не первый год пытается донести до нас, что та война с наркотиками, которая ведётся сейчас, не даёт никакого результата. Главная цель такой войны — мир без наркотиков. Комиссия обращает наше внимание на то, что такого результата добиться просто невозможно. Первые попытки борьбы с наркотиками появились, конечно, не вчера.
10 января 2018-го года Глобальная комиссия по наркополитике опубликовала уже седьмой по счёту доклад о проблеме восприятия наркотиков в мире.
«Время развеять предрассудки о людях, употребляющих наркотики»: из названия можно сделать вывод, что документ призывает бороться с предубеждениями о наркопотребителях по всему миру. Комиссия не первый год пытается донести до нас, что та война с наркотиками, которая ведётся сейчас, не даёт никакого результата. Главная цель такой войны — мир без наркотиков. Комиссия обращает наше внимание на то, что такого результата добиться просто невозможно. Первые попытки борьбы с наркотиками появились, конечно, не вчера.
история
Табак, завезенный Колумбом из Америки в 1493 году, быстро распространялся по всей Европе.
В частности, в XVII веке стал очень популярен в России, и царь Михаил Федорович под страхом смертной казни запретил его употребление. Конечно, вопреки строгому запрету, табак продолжали покупать у иностранных купцов. Ситуация практически идентична той, что складывается сейчас не только в России и далеко не только с табаком. Такой же пример можно привести и с алкоголем: сухой закон в Америке в начале XX века. Цель не была достигнута от слова «совсем». Тотальный запрет спиртного привёл к подпольному производству суррогатов и самогона, а также формированию мафиозных группировок. Одновременно с запретом на алкоголь в США были приняты первые законы о запрете ряда других веществ. К примеру «Акт Гаррисона» 1914 года криминализировал опиаты и кокаин, употребление которых в то время было широко распространено. В 1971 Ричард Никсон объявит «войну с наркотиками». Антинаркотическая машина берёт начало ещё в 30-х годах прошлого века в США. Она зародила предубеждения и страхи, которые существуют в обществе до сих пор.
история
Табак, завезенный Колумбом из Америки в 1493 году, быстро распространялся по всей Европе.
В частности, в XVII веке стал очень популярен в России, и царь Михаил Федорович под страхом смертной казни запретил его употребление. Конечно, вопреки строгому запрету, табак продолжали покупать у иностранных купцов. Ситуация практически идентична той, что складывается сейчас не только в России и далеко не только с табаком. Такой же пример можно привести и с алкоголем: сухой закон в Америке в начале XX века. Цель не была достигнута от слова «совсем». Тотальный запрет спиртного привёл к подпольному производству суррогатов и самогона, а также формированию мафиозных группировок. Одновременно с запретом на алкоголь в США были приняты первые законы о запрете ряда других веществ. К примеру «Акт Гаррисона» 1914 года криминализировал опиаты и кокаин, употребление которых в то время было широко распространено. В 1971 Ричард Никсон объявит «войну с наркотиками». Антинаркотическая машина берёт начало ещё в 30-х годах прошлого века в США. Она зародила предубеждения и страхи, которые существуют в обществе до сих пор.
Завёл эту машину Гарри Анслингер – человек, создавший Федеральное бюро наркотиков США практически без причины. Его главным инструментом была наркоистерия, построенная на расизме, что подтверждают цитаты самого Анслингера: «Всего в США насчитывается 100 000 курильщиков марихуаны, и большинство — это негры, испаноязычные, филиппинцы и шоумены. Их сатанинская музыка, джаз и свинг — результат употребления марихуаны. Эта самая марихуана заставляет белых женщин искать сексуальной близости с неграми, шоуменами и прочими».
В 1961 была установлена система мировой наркополитики, действующей по сей день. Глобальная комиссия в докладе отмечает, что в тексте соглашения используется уникально истеричная лексическая окраска. В Единой конвенции 1961 года зависимость от незаконных наркотиков названа «серьёзным злом»: такого словосочетания мы не встретим в соглашениях ни о геноциде, ни о распространении ядерного оружия. В 1980-х США, а также страны Европы и Азии провели кампанию «Просто скажи нет». Эксперты критиковали идею кампании за чрезмерное упрощение проблемы и сокрытие от граждан правдивой информации о последствиях приёма различных веществ, ведь транслирование неверной информации о наркотиках снижает доверие людей к властям. В наше время ситуация не доходит до такой тотальной истерии, но говорить о декриминализации употребления наркотиков всё ещё не выходит.
Завёл эту машину Гарри Анслингер – человек, создавший Федеральное бюро наркотиков США практически без причины. Его главным инструментом была наркоистерия, построенная на расизме, что подтверждают цитаты самого Анслингера: «Всего в США насчитывается 100 000 курильщиков марихуаны, и большинство — это негры, испаноязычные, филиппинцы и шоумены. Их сатанинская музыка, джаз и свинг — результат употребления марихуаны. Эта самая марихуана заставляет белых женщин искать сексуальной близости с неграми, шоуменами и прочими».
В 1961 была установлена система мировой наркополитики, действующей по сей день. Глобальная комиссия в докладе отмечает, что в тексте соглашения используется уникально истеричная лексическая окраска. В Единой конвенции 1961 года зависимость от незаконных наркотиков названа «серьёзным злом»: такого словосочетания мы не встретим в соглашениях ни о геноциде, ни о распространении ядерного оружия. В 1980-х США, а также страны Европы и Азии провели кампанию «Просто скажи нет». Эксперты критиковали идею кампании за чрезмерное упрощение проблемы и сокрытие от граждан правдивой информации о последствиях приёма различных веществ, ведь транслирование неверной информации о наркотиках снижает доверие людей к властям. В наше время ситуация не доходит до такой тотальной истерии, но говорить о декриминализации употребления наркотиков всё ещё не выходит.
Проблема наркофобии актуальна и в России: отголоски менталитета СССР дают о себе знать.
Но разговоры о проблеме ведутся активнее, а здравые высказывания о наркополитике можно услышать всё чаще. Несмотря на то, что пыточные методы лечения людей с наркозависимостью остались в прошлом, в головах людей живут стереотипы о веществах. К сожалению, это не только мемы в пабликах, подобных 4chan'у (которые, кстати, тоже являются моветоном), но и бесчеловечное отношение напрямую к употребляющим наркотики людям. Так, в докладе представлена история россиянки Оксаны (стр.18 доклада), чью жизнь сломали предрассудки и острая наркофобия. Врачи настаивали на аборте, уверяя, что у «наркоманки», хоть и бывшей, здоровый ребёнок родиться не сможет. После того, как здоровый ребёнок всё-таки родился, его пытались отнять и лишить Оксану родительских прав. Девушку упекли в места лишения свободы по сфабрикованному делу, где она находится до сих пор.
В России очень актуальна проблема наркофобии, демонизирования наркотиков и людей, которые их употребляют, но сейчас я вижу некоторые положительные изменения в высказываниях людей о наркопотребителях. Пять-семь лет назад общественные деятели, политики и публичные интеллектуалы могли просто так говорить, что наркозависимые — это животные, зомби, что к ним не нужно применять человеческих методов лечения. Сейчас всё-таки такого уже нет. Хотя иногда можно услышать, как некоторые политики очень пренебрежительно и патерналистски говорят о людях, которые употребляют наркотики и подвергаются репрессиям за употребление. Еще мы видим, что в медицинских учреждениях до сих пор с большим предубеждением относятся к наркопотребителям. Зачастую их не берут ни в скорую, ни в больницы, выгоняют при первой возможности. Люди, которым нужны серьёзные вмешательства, например, лечение туберкулёза, не могут долго находиться в больнице, потому что им не предоставляют наркологической помощи. Во всем мире в больницах используют метадон, чтобы у человека не было ломок и он закончил курс лечения. В России такой возможности нет, поэтому наркозависимым на первый-второй день становится плохо, и им приходится отказываться от лечения, чтобы найти наркотики. Профилактика употребления и зависимости по сути у нас вообще не ведется. Все, что делается в России, это, в принципе, подрывная деятельность, направленная на лишение людей доступа к адекватной информации. В России в качестве предотвращения наркозависимости предлагается тестировать школьников на наркотики. Это, конечно же, ужасно и полностью противоречит идеям профилактики. Подросткам нужно говорить, что с первого употребления того или иного вещества ни у кого зависимости не возникает, что есть некоторые нелегальные наркотики, например, MDMA, менее вредные, чем легальные, как алкоголь или табак. Это информация, к которой мы не привыкли, но, к сожалению, без неё люди полностью теряют доверие к учителям и вообще ко всем, кто говорит об этом. Профилактические программы не должны строиться на страхе и лжи: подростки уже никогда не обратятся к вам, если вы искажаете факты и заставляете их писать в банку в школе.
– Анна Саранг (Президент Фонда содействия защите здоровья и социальной справедливости имени Андрея Рылькова)
В России очень актуальна проблема наркофобии, демонизирования наркотиков и людей, которые их употребляют, но сейчас я вижу некоторые положительные изменения в высказываниях людей о наркопотребителях. Пять-семь лет назад общественные деятели, политики и публичные интеллектуалы могли просто так говорить, что наркозависимые — это животные, зомби, что к ним не нужно применять человеческих методов лечения. Сейчас всё-таки такого уже нет. Хотя иногда можно услышать, как некоторые политики очень пренебрежительно и патерналистски говорят о людях, которые употребляют наркотики и подвергаются репрессиям за употребление. Еще мы видим, что в медицинских учреждениях до сих пор с большим предубеждением относятся к наркопотребителям. Зачастую их не берут ни в скорую, ни в больницы, выгоняют при первой возможности. Люди, которым нужны серьёзные вмешательства, например, лечение туберкулёза, не могут долго находиться в больнице, потому что им не предоставляют наркологической помощи. Во всем мире в больницах используют метадон, чтобы у человека не было ломок и он закончил курс лечения. В России такой возможности нет, поэтому наркозависимым на первый-второй день становится плохо, и им приходится отказываться от лечения, чтобы найти наркотики. Профилактика употребления и зависимости по сути у нас вообще не ведется. Все, что делается в России, это, в принципе, подрывная деятельность, направленная на лишение людей доступа к адекватной информации. В России в качестве предотвращения наркозависимости предлагается тестировать школьников на наркотики. Это, конечно же, ужасно и полностью противоречит идеям профилактики. Подросткам нужно говорить, что с первого употребления того или иного вещества ни у кого зависимости не возникает, что есть некоторые нелегальные наркотики, например, MDMA, менее вредные, чем легальные, как алкоголь или табак. Это информация, к которой мы не привыкли, но, к сожалению, без неё люди полностью теряют доверие к учителям и вообще ко всем, кто говорит об этом. Профилактические программы не должны строиться на страхе и лжи: подростки уже никогда не обратятся к вам, если вы искажаете факты и заставляете их писать в банку в школе.
– Анна Саранг (Президент Фонда содействия защите здоровья и социальной справедливости имени Андрея Рылькова)
Пока такая бессмысленная и безрезультатная «война» с наркотиками не прекратится, мы не сможем добиться правильного отношения к проблеме и искоренить предрассудки в обществе.
Вот несколько аргументов, почему стоит смотреть на проблему наркофобии под другим углом:
Употребление наркотиков не является слабостью.
Людей, употребляющих наркотики, принято считать за слабохарактерных и безвольных. Авторы доклада утверждают, что причины употребления не заканчиваются на достижении эйфории. К примеру, поводом может стать облегчение эмоциональной или физической боли, и даже юношеские эксперименты. К тому же, наркотики далеко не всегда вызывают зависимость. По статистике, которую предлагает Глобальная комиссия, из 250 млн людей, принимающих запрещенные вещества в 2016 году, только в 11,6% случаев это было связано с зависимостью.
Не преступники, но маргиналы.
Стоит понимать чёткую разницу между двумя этими понятиями. Бытует мнение, что наркозависимые идут на преступление ради дозы, и в нескольких странах, включая Индонезию, Иран и Китай за хранение наркотиков предусмотрена смертная казнь. Наркопотребители, несомненно, нарушают моральные устои, но никак не становятся преступниками федерального уровня.
Разный вред от разных веществ.
В докладе говорится о разной степени вреда, а иногда и о пользе определенных веществ. В некоторых странах каннабиоиды могут прописать в медицинских целях, а метадон помогает людям побороть зависимость от опиатов.
Легализация не делает употребление популярным.
Февральское исследование в журнале Addiction показало, что в 29 штатах после легализации марихуаны в медицинских целях подростки не начали курить больше или меньше, несмотря на убеждение противников легализации о том, что интерес подростков только возрастёт.
Пока такая бессмысленная и безрезультатная «война» с наркотиками не прекратится, мы не сможем добиться правильного отношения к проблеме и искоренить предрассудки в обществе.
Вот несколько аргументов, почему стоит смотреть на проблему наркофобии под другим углом:
Употребление наркотиков не является слабостью.
Людей, употребляющих наркотики, принято считать за слабохарактерных и безвольных. Авторы доклада утверждают, что причины употребления не заканчиваются на достижении эйфории. К примеру, поводом может стать облегчение эмоциональной или физической боли, и даже юношеские эксперименты. К тому же наркотики далеко не всегда вызывают зависимость. По статистике, которую предлагает Глобальная комиссия, из 250 млн людей, принимающих запрещенные вещества в 2016 году, только в 11,6% случаев это было связано с зависимостью.
Не преступники, но маргиналы.
Стоит понимать чёткую разницу между двумя этими понятиями. Бытует мнение, что наркозависимые идут на преступление ради дозы, и в нескольких странах, включая Индонезию, Иран и Китай за хранение наркотиков предусмотрена смертная казнь. Наркопотребители, несомненно, нарушают моральные устои, но никак не становятся преступниками федерального уровня.
Разный вред от разных веществ.
В докладе говорится о разной степени вреда, а иногда и о пользе определенных веществ. В некоторых странах каннабиоиды могут прописать в медицинских целях, а метадон помогает людям побороть зависимость от опиатов.
Легализация не делает употребление популярным.
Февральское исследование в журнале Addiction показало, что в 29 штатах после легализации марихуаны в медицинских целях подростки не начали курить больше или меньше, несмотря на убеждение противников легализации о том, что интерес подростков только возрастёт.
В нашей стране сложно говорить о наркотиках в принципе. Взрослые люди слишком остро реагируют на возможную дискуссию, боятся разговорами вызвать лишний интерес. После теоретической части подросток может в любой момент захотеть перейти к практике. Отсюда паника и железное «меньше знаешь — крепче спишь».
Однако это не значит, что стоит впадать в крайности и превращать защиту зависимых людей в оправдание. Да, стоит говорить о том, что они такие же люди, не надо их бояться, брезгливо смотреть или оскорблять. Каждому зависимому человеку нужна не только медицинская помощь, но и простая моральная поддержка окружающих. Искоренять наркофобию нужно так, чтобы люди не думали о наркотиках, как о чём-то хорошем. Наркозависимые люди все ещё нуждаются в лечении.
Бороться с наркофобией надо так же, как и с дискриминацией. Людям свойственно ошибаться, но со стороны общества жестоко презирать оступившихся. Что толку возмущаться росту смертности в стране, если никто ничего не делает, чтобы это прекратить. Подумай, ведь своим словом или поступком ты мог бы кому-то спасти жизнь. А пока статистика весьма печальна.
В нашей стране сложно говорить о наркотиках в принципе. Взрослые люди слишком остро реагируют на возможную дискуссию, боятся разговорами вызвать лишний интерес. После теоретической части подросток может в любой момент захотеть перейти к практике. Отсюда паника и железное «меньше знаешь - крепче спишь».
Однако это не значит, что стоит впадать в крайности и превращать защиту зависимых людей в оправдание. Да, стоит говорить о том, что они такие же люди, не надо их бояться, брезгливо смотреть или оскорблять. Каждому зависимому человеку нужна не только медицинская помощь, но и простая моральная поддержка окружающих. Искоренять наркофобию нужно так, чтобы люди не думали о наркотиках, как о чём-то хорошем. Наркозависимые люди все ещё нуждаются в лечении.
Бороться с наркофобией надо так же, как и с дискриминацией. Людям свойственно ошибаться, но со стороны общества жестоко презирать оступившихся. Что толку возмущаться росту смертности в стране, если никто ничего не делает, чтобы это прекратить. Подумай, ведь своим словом или поступком ты мог бы кому-то спасти жизнь.А пока статистика весьма печальна.
Количество наркозависимых продолжает неуклонно расти, и статистика наркомании в России ужасает своими цифрами.
1
Тот или иной опыт употребления наркотиков имеют около 18 млн россиян, ежегодно около 90 тыс. жителей РФ начинает употреблять наркотические средства.
2
Средний возраст наркозависимых – 16-18 лет.
3
90% зависимых принимают наркотики посредством инъекций.
4
Ежегодно из жизни уходят порядка 70 тыс. человек, подверженных зависимости.
5
Около 8 млн человек принимают наркотики регулярно.
Количество наркозависимых продолжает неуклонно расти, и статистика наркомании в России ужасает своими цифрами.
1
Тот или иной опыт употребления наркотиков имеют около 18 млн россиян, ежегодно около 90 тыс. жителей РФ начинает употреблять наркотические средства.
2
Средний возраст наркозависимых – 16-18 лет.
3
90% зависимых принимают наркотики посредством инъекций.
4
Ежегодно из жизни уходят порядка 70 тыс. человек, подверженных зависимости.
5
Около 8 млн человек принимают наркотики регулярно.
Можно бесконечно обвинять кого-то в своих проблемах, но намного полезнее будет задуматься и попытаться что-то изменить. И начать, например, с себя.
Можно бесконечно обвинять кого-то в своих проблемах, но намного полезнее будет задуматься и попытаться что-то изменить. И начать, например, с себя.
Made on
Tilda