ИЗГОИ ОБЩЕСТВА
Виктория Шанина
ИЗГОИ ОБЩЕСТВА
Виктория Шанина
Ты не должен стеснять человека, который имеет какое-либо заболевание. Ты не должен стесняться вдвойне, если этот человек — ты.
XXI век — век стереотипов и предрассудков. Дискриминация становится причиной оскорбления чувств человека. Однако, никто не давал нам права ущемлять других за недостатки. В наши дни у большинства людей возникает мысль, что они чем-то лучше других, что им дозволено принижать и оскорблять всех подряд. В этой статье хочу на конкретном примере рассказать почему это не так и к чему могут привести слова.
Ты не должен стеснять человека, который имеет какое-либо заболевание. Ты не должен стесняться вдвойне, если этот человек — ты.
XXI век — век стереотипов и предрассудков. Дискриминация может стать причиной оскорбления чувств человека. Однако, никто не давал нам права ущемлять других за их недостатки. В наши дни у большинства людей возникает мысль, что они чем-то лучше других, что им дозволено принижать и оскорблять всех подряд. В этой статье я хочу на конкретном примере рассказать почему это не так и к чему могут привести слова.
Возьмём, например, человека с психическим заболеванием, который дал болезни отпор и не позволил ей разрушить свою жизнь
Человека, который не побоялся мнения людей и рассказал всем свою историю. Более того, помог таким образом другим людям, похожим на него. Точнее, на неё. Речь пойдёт о знаменитой актрисе — о Кэтрин Зета-Джонс.
Возьмём, например, человека с психическим заболеванием, который дал болезни отпор и не позволил ей разрушить свою жизнь
Человека, который не побоялся мнения людей и рассказал всем свою историю. Более того, помог таким образом другим людям, похожим на него. Точнее, на неё. Речь пойдёт о знаменитой актрисе — о Кэтрин Зета-Джонс.
Кэтрин Зета-Джонс — актриса мирового уровня, обладательница премий «Оскар», «BAFTA», «гильдии киноактёров США». Недавно она обнаружила у себя диагноз — маниакально-депрессивный психоз. «Биполярное расстройство — болезнь, которую обнаружили у миллионов людей, и я всего лишь одна из них. Если моё публичное признание в этом диагнозе вдохновило хоть одного человека обратиться за помощью, то это стоит того. Не нужно страдать молча: нет ничего стыдного в том, чтобы просить помощи». История биполярного расстройства Кэтрин началась с многочисленных стрессовых ситуаций. Катализатором послужил случай, когда её муж, Майкл Дуглас, рассказал Кэтрин о своем диагнозе — рак гортани. Жена не знала, что с этим делать, и впервые поняла, насколько она слаба. Слабее, чем считала себя до того момента.
Кэтрин Зета-Джонс — актриса мирового уровня, обладательница премий «Оскар», «BAFTA», «гильдии киноактёров США». Совсем недавно она обнаружила у себя диагноз — маниакально-депрессивный психоз. «Биполярное расстройство — болезнь, которую обнаружили у миллионов людей, и я всего лишь одна из них. Если мое публичное признание в этом диагнозе вдохновило хоть одного человека обратиться за помощью, то это стоит того. Не нужно страдать молча: нет ничего стыдного в том, чтобы просить помощи». История биполярного расстройства Кэтрин началась с многочисленных стрессовых ситуаций. Катализатором послужил случай, когда её муж, Майкл Дуглас, рассказал Кэтрин о своем диагнозе — рак гортани. Жена не знала, что с этим делать, и впервые поняла, насколько она слаба. Слабее, чем считала себя до того момента.
ОПРЕДЕЛЕНИЕ
Маниакально-депрессивный психоз — это психическое заболевание, которое проявляется периодически изменяющимся настроением. Обусловлено это маниакальной и депрессивной фазами. Либо присутствуют симптомы депрессии и мании одновременно (например, тоска со взвинченностью, беспокойством, или эйфория с заторможенностью — так называемая непродуктивная мания)
ОПРЕДЕЛЕНИЕ
Маниакально-депрессивный психоз — это психическое заболевание, которое проявляется периодически изменяющимся настроением. Обусловлено это маниакальной и депрессивной фазами. Либо присутствуют симптомы депрессии и мании одновременно (например, тоска со взвинченностью, беспокойством, или эйфория с заторможенностью — так называемая непродуктивная мания)
Когда Майклу поставили страшный диагноз, честно говоря, я сразу же подумала, что меня это полностью выбьет из колеи. Столько людей проходят через страдания. То и дело слышишь: заболел друг, заболела знакомая, но легче от этого не становится. Тот факт, что не ты первая и не ты последняя, ничуть не помогает. Шок остается шоком, а боль — болью. <...> Конечно, вся ситуация привела к срыву и обострению моей давней проблемы.
сайт 7days.ru, статья «Кэтрин Зета-Джонс рассказала о своей болезни».
Когда Майклу поставили страшный диагноз, честно говоря, я сразу же подумала, что меня это полностью выбьет из колеи. Столько людей проходят через страдания. То и дело слышишь: заболел друг, заболела знакомая, но легче от этого не становится. Тот факт, что не ты первая и не ты последняя, ничуть не помогает. Шок остается шоком, а боль — болью. <...> Конечно, вся ситуация привела к срыву и обострению моей давней проблемы.
сайт 7days.ru, статья «Кэтрин Зета-Джонс рассказала о своей болезни».
Она не могла избавиться от мысли, что всё бесповоротно плохо. Нервы оказались на пределе от происходящего вокруг, однако последней каплей стали переживания самой Кэтрин: во время съёмок её отвезли в клинику с нервным срывом. Её главной целью на тот момент не было скорейшее выздоровление, её цель — переступить тот психологический барьер, который она сама себе поставила. В этом ей помог муж. Последовав его примеру, актриса не стала хранить свой недуг в тайне. Зная, что её поддержат, а она, в свою очередь, поможет кому-то ещё, Кэтрин решила рассказать об этом во всеуслышание.
И люди приняли её с таким «грузом» на плечах. Кэтрин, вернувшись из клиники, вновь начала активно сниматься в кино. Своим примером она показала, что можно не просто жить полной жизнью несмотря на все трудности, но и вернуться на путь своей заветной цели. По последним данным, с Кэтрин всё в порядке: резких смен настроения не наблюдается. Выходит, благодаря общественному признанию и поддержке она сумела побороть болезнь внутри себя.
Она не могла избавиться от мысли, что всё бесповоротно плохо. Нервы оказались на пределе от происходящего вокруг, однако последней каплей стали переживания самой Кэтрин: во время съёмок её отвезли в клинику с нервным срывом. Её главной целью на тот момент не было скорейшее выздоровление, её цель — переступить тот психологический барьер, который она сама себе поставила. В этом ей помог муж. Последовав его примеру, актриса не стала хранить свой недуг в тайне. Зная, что её поддержат, а она, в свою очередь, поможет кому-то ещё, Кэтрин решила рассказать об этом во всеуслышание.
И люди приняли её с таким «грузом» на плечах. Кэтрин, вернувшись из клиники, вновь начала активно сниматься в кино. Своим примером она показала, что можно не просто жить полной жизнью несмотря на все трудности, но и вернуться на путь своей заветной цели. По последним данным, с Кэтрин всё в порядке: резких смен настроения не наблюдается. Выходит, благодаря общественному признанию и поддержке она сумела побороть болезнь внутри себя.
Эта история лишь маленькая частность из совокупности социальных предвзятостей. В этом случае мы видим «хэппи-энд», чему все несказанно рады. Но давай представим, что могло бы произойти в том случае, если бы Кэтрин не была кумиром для миллионов людей, если бы общество её не приняло и оставило изгоем вместе с такими же, отличающимися от других из-за поражения болезнью. Вероятнее всего, болезнь, по классической схеме, сопровождалась бы сменой маниакальной и депрессивной фаз, а общественная опасность заболевших выражается в склонности к правонарушению в маниакальной фазе и к суициду в депрессивной фазе. Картина абсолютно не радостная.

Но картина эта зависит от нас. От людей, которые в большинстве случаев позволяют себе пошутить над кем-то. Нам это может показаться слишком весёлым для оскорбления, но человек может скрывать свою болезнь, и тогда этот смешок превратится в обострение чьей-то ситуации. Бывают и случаи, когда мы знаем о расстройстве человека, и именно этим можем задеть чувства больного. Так если мы знаем, что можем не в лучшую сторону повлиять на судьбу человека, стоит всего лишь заранее надо подумать: «А оно того стоит?».

Но картина эта зависит от нас. От людей, которые в большинстве случаев позволяют себе пошутить над кем-то. Нам это может показаться слишком весёлым для оскорбления, но человек может скрывать свою болезнь, и тогда этот смешок превратится в обострение чьей-то ситуации. Бывают и случаи, когда мы знаем о расстройстве человека, и именно этим можем задеть чувства больного. Так если мы знаем, что можем не в лучшую сторону повлиять на судьбу человека, стоит всего лишь заранее надо подумать: «А оно того стоит?».

Нам нужно принимать психически больных людей в наше общество, наш социум, сделать так, чтобы они забыли о том, что чувствует «социальный изгой».
Нам нужно принимать психически больных людей в наше общество, наш социум, сделать так, чтобы они забыли о том, что чувствует «социальный изгой».
Made on
Tilda