«САМА ВИНОВАТА»
Варвара Григорьева
«САМА ВИНОВАТА»
Варвара Григорьева
Виктимблейминг — слово страшное и непонятное.
Особенно для тех, кто английский в школе учил, но так и не выучил. На русский «victim blaming» переводится как «обвинение жертвы» — это перенесение ответственности за злодеяние с преступника на жертву, возможная последующая травля и унижение пострадавшего.

Проще говоря, украли кошелёк? А нечего было в заднем кармане ценности оставлять. Побили в школе? Сам виноват, наверняка по делу попало!
Виктимблейминг — слово страшное и непонятное.
Особенно для тех, кто английский в школе учил, но так и не выучил. На русский «victim blaming» переводится как «обвинение жертвы» — это перенесение ответственности за злодеяние с преступника на жертву, возможная последующая травля и унижение пострадавшего.

Проще говоря, украли кошелёк? А нечего было в заднем кармане ценности оставлять. Побили в школе? Сам виноват, наверняка по делу попало!
Обвинение жертвы присутствует в разных сферах нашей жизни.
На сегодняшний день громче всех о проблеме заявляют последователи феминизма. Неудивительно: чаще всего от виктимблейминга страдают женщины, подвергшиеся домашнему или сексуальному насилию.
Обвинение жертвы присутствует в разных сферах нашей жизни.
На сегодняшний день громче всех о проблеме заявляют последователи феминизма. Неудивительно: чаще всего от виктимблейминга страдают женщины, подвергшиеся домашнему или сексуальному насилию.
По данным британского издания Telegraph более 25% опрошенных считают, что нетрезвая девушка, пережившая изнасилование, частично виновата в произошедшем. В России дела обстоят ничуть не лучше. В сентябре прошлого года информационное агентство Национальная Служба Новостей опубликовало результаты опроса, по которым более 40% россиян считают, что жертвы насилия виноваты в случившемся сами.

Слишком короткая юбка, яркий макияж, облегающая одежда, нетрезвость, флирт. Всё это, по мнению виктимблеймеров, является разрешением на сексуальный контакт. А значит, частично или полностью оправдывает насильника.
По данным британского издания Telegraph более 25% опрошенных считают, что нетрезвая девушка, пережившая изнасилование, частично виновата в произошедшем. В России дела обстоят ничуть не лучше. В сентябре прошлого года информационное агентство Национальная Служба Новостей опубликовало результаты опроса, по которым более 40% россиян считают, что жертвы насилия виноваты в случившемся сами.

Слишком короткая юбка, яркий макияж, облегающая одежда, нетрезвость, флирт. Всё это, по мнению виктимблеймеров, является разрешением на сексуальный контакт. А значит, частично или полностью оправдывает насильника.
«Есть правила, она их нарушила и поплатилась, а я не нарушаю, поэтому со мной такого не случится».
В действительности, психология виктимблейминга достаточно проста. Многие считают, что это лишь защитная реакция на страх. Некоторым людям сложно принять, что изнасилованной или избитой девушке просто не повезло, и им, действительно, страшно поверить в то, что такая ситуация может произойти с любой женщиной. Стопроцентного способа защитить себя от насилия нет. Именно из-за нежелания признавать это, виктимблеймеры обычно обвиняют жертву: «Есть правила, она их нарушила и поплатилась, а я не нарушаю, поэтому со мной такого не случится».
В результате виктимблейминга жертвы не только не получают должной поддержки, но и напротив, начинают обвинять себя и искать причины случившегося в своих поступках. А доверие к друзьям и близким может быть полностью подорвано из-за несправедливых обвинений. Как следствие, женщина может полностью замкнуться в себе, прекратить все контакты и свести общение с людьми к минимуму.
«Есть правила, она их нарушила и поплатилась, а я не нарушаю, поэтому со мной такого не случится».
В действительности, психология виктимблейминга достаточно проста. Многие считают, что это лишь защитная реакция на страх. Некоторым людям сложно принять, что изнасилованной или избитой девушке просто не повезло, и им, действительно, страшно поверить в то, что такая ситуация может произойти с любой женщиной. Стопроцентного способа защитить себя от насилия нет. Именно из-за нежелания признавать это, виктимблеймеры обычно обвиняют жертву: «Есть правила, она их нарушила и поплатилась, а я не нарушаю, поэтому со мной такого не случится».
В результате виктимблейминга жертвы не только не получают должной поддержки, но и напротив, начинают обвинять себя и искать причины случившегося в своих поступках. А доверие к друзьям и близким может быть полностью подорвано из-за несправедливых обвинений. Как следствие, женщина может полностью замкнуться в себе, прекратить все контакты и свести общение с людьми к минимуму.
Афиша Daily опубликовала анонимное интервью с пострадавшими от сексуального и домашнего насилия, где рассказывает о переживаниях и чувствах женщин
Афиша Daily опубликовала анонимное интервью с пострадавшими от сексуального и домашнего насилия, где рассказывает о переживаниях и чувствах женщин
«Девушка вспоминает, что, когда её "любимый и родной" молодой человек, с которым она жила в одной квартире, впервые схватил её за волосы и ударил коленом в голову, она испытала чувство вины, потому что в её картине мира человека можно ударить только за ужасное преступление, а значит, и она сделала что-то очень плохое. Такие ситуации стали повторяться: он таскал её за волосы по улице, бил при знакомых (которые, кстати, никак не реагировали), унижал».
«Девушка вспоминает, что, когда её "любимый и родной" молодой человек, с которым она жила в одной квартире, впервые схватил её за волосы и ударил коленом в голову, она испытала чувство вины, потому что в её картине мира человека можно ударить только за ужасное преступление, а значит, и она сделала что-то очень плохое. Такие ситуации стали повторяться: он таскал её за волосы по улице, бил при знакомых (которые, кстати, никак не реагировали), унижал».
Однажды, — рассказывает девушка, — он привязал мои руки к батарее и изнасиловал меня. Я выла и ничего не могла сделать, потому что он меня обездвижил. Это был вообще не акт любви, в этом нет ничего общего даже с сексом — так, наверное, в тюрьме опускают. Я никому об этом не рассказывала, потому что это считается семейными отношениями.
Однажды, — рассказывает девушка, — он привязал мои руки к батарее и изнасиловал меня. Я выла и ничего не могла сделать, потому что он меня обездвижил. Это был вообще не акт любви, в этом нет ничего общего даже с сексом — так, наверное, в тюрьме опускают. Я никому об этом не рассказывала, потому что это считается семейными отношениями.
Впервые о феномене виктимблейминга заговорили в 1971 году, когда психолог Вильям Райан выпустил свою книгу «Обвиняя жертву».
В ней он рассуждал о несправедливости расизма по отношению к темнокожим людям в Соединённых Штатах Америки. Сейчас мы можем наблюдать шествия на улицах, митинги, протесты в социальных сетях, направленные на искоренение виктимблейминга и слатшейминга (осуждение женщин за сексуальность, от англ. slut-shaming, — прим.ред.). В марте 2016 года австралийский фотограф Рори Барнуэлл создал проект под названием «Still Not Asking For It» («Всё ещё не прошу этого»), вызвавший одобрение и широкое распространение.
Если кто-то из твоих близких подвёргся насилию бытового или сексуального характера, то ни в коем случае не обвиняй его или её. Покажи, что ты не на стороне насильника, дай человеку почувствовать себя любимым и нужным, не торопи с подачей заявления в полицию, ведь это отдельный трудный путь. Постарайся проявить максимум эмпатии и не давить. Поддерживай жертву во всём, через что ей придётся пройти.
Если кто-то из твоих близких подвёргся насилию бытового или сексуального характера, то ни в коем случае не обвиняй его или её. Покажи, что ты не на стороне насильника, дай человеку почувствовать себя любимым и нужным, не торопи с подачей заявления в полицию, ведь это отдельный трудный путь. Постарайся проявить максимум эмпатии и не давить. Поддерживай жертву во всём, через что ей придётся пройти.
Телефоны доверия и кризисные центры, в которые ты всегда можешь обратиться:
Карта помощи от проекта «Насилию.нет»
Кризисный центр для женщин
Всероссийский телефон для женщин, пострадавших от домашнего насилия: 8 (800) 7000 600
Региональная общественная организация «Независимый благотворительный центр помощи пережившим сексуальное насилие «Сестры» (Москва): 8 (499) 901 02 01
Психологическая поддержка женщин, переживших сексуальное насилие: 8 (495) 124 61 85
Телефоны доверия и кризисные центры, в которые ты всегда можешь обратиться:
Карта помощи от проекта «Насилию.нет»
Кризисный центр для женщин
Всероссийский телефон для женщин, пострадавших от домашнего насилия: 8 (800) 7000 600
Региональная общественная организация «Независимый благотворительный центр помощи пережившим сексуальное насилие «Сестры» (Москва): 8 (499) 901 02 01
Психологическая поддержка женщин, переживших сексуальное насилие: 8 (495) 124 61 85
Made on
Tilda